September 14th, 2016

Про работу

впервые за последние две с половиной недели вчера и позавчера вернулась домой целая. в смысле, не раздерганная на куски с висящей на них плотью, ахаха.
то есть уже получается сделать так, прожить день так, чтобы не превозмогать каждую минуту.
вывела для себя несколько непреложных правил.
как можно меньше контактов на улице и в транспорте. как можно меньше трогать перила, поручни и вообще прикасаться к чему-либо. мне повезло хотя бы в том, что я езжу на метро и маршрутках либо с конечных на конечные, либо в более-менее пустом пространстве, не наполненном потными селедками. и если ждать более пустых вагонов, автобусов — то вполне терпимо и вполне можно проехать, ни к чему особо не прикасаясь. единственная беда, которая всегда со мной — путь от дома до метро на триста восемьдесят пятой. нереальное количество народу, и, если не забиться в угол или не сесть — будешь ехать в аду. и в духоте. это тяжко, но иногда удается закупориться от всех и открыть окно.
позавчера зашла после работы в «Пятерочку», чорт бы ее побрал, пришлось взять корзинку, буквально через полминуты я переложила ее в другую руку, а на той руке, что держала вначале — ошметки грязи от ручки, знаете, как.. я даже примеров вспомнить не могу, у меня не бывает такой грязи. как на мышке на общественном компе. которую никто никогда не мыл. я такого вообще не переношу, потому редко беру корзинки, или держусь за неочевидные места, за которые мало кто держит. я чуть не окочурилась от отвращения тогда.
правила. минимум контактов с людьми. наушники, чтобы не слышать никого, в метро закрываться волосами или капюшоном. сидишь себе музыку слушаешь и играешь. пока не приедешь. глаза устают от постоянного глядения в телефон или комп, но лучше так, чем таращиться на людишек.
на работе заходить на кухню по минимуму. только в холодильник и иногда микроволновка. все нереально грязное. омерзительно. если не заходить — то ничо, можно жить. не понимаю, как можно иметь при офисе уборщицу и при этом иметь такую кухню.
в обед — гулять.
на обед — хорошо есть.

и тогда вроде получается )

Еще

ненавижу толерантность.
какого чорта, я вас спрашиваю, я смотрю обычный сериал про убийства и адвокатов и тут, бац, гейские постельные сцены, а? еще недавно смотрели с Антошкой сериал про двинутого айтишника, так там еще формат позволял — противно, но по крайней мере, я была готова. ибо сериал нестандартный, что ли. ожидаэшь всякого.
мы тут все родились в то время, когда негры, идущие по той же стороне улице, что и белые, и работающие на тех же должностях — это нормально и привычно. мы другого и не знали.
но смотреть на мужиков в разных позах, только потому что режиссер хочет быть толерантным к разным меньшинствам, да еще и без предупреждения, я отказываюсь! капризничаю ©

и снова еще.
есть у вас что-то такое, что не кажется вам милым, хотя все поголовно считают это таковым?
у меня, например, это беззубые и кривозубые дети в рекламе. когда вот у них перед школой выпали верхние или нижние резцы, и их надо тут же сфоткать, чтобы они обязательно с бешеной улыбкой были, и поставить на баннер на пол-улицы. блин. прям зверею я. умиляйтесь тихо в углу на своих лапочек, никто не против. но мне чота не мило, не мило мне.