December 11th, 2012

Тут меня постригли коротко

не так, как я планировала ))
не то чтобы я не люблю, когда коротко, я наоборот люблю и даже стриглась больше года под машинку, но тут я планировала убрать всего сантиметрик, а убрали все полтора, а то и два!

слегка я огорчилась, потрепала свои огрызки, торчащие, как обычно, куда кому хочется, и печально пошла домой.
по дороге зашла к маме, забрала детей и, не снимая капюшона, пошла с ними до дому.

и что вы думаете?
три самых важных для меня мнения по поводу моей стрижки я услышала в этот вечер )))

***

мама —
ты что! очень хорошо тебя постригли! и очень мне нравится твой задорный чубчик!!

девчонки —
ах, мамочка, ты такая красивааяяяя! ты самая молодая на свете! и веселая!

Леха —
э, а чо затылок не побрила??


***

так что, нет смысла огорчаться! )))

Щас слушала по радио интервью с Евой Польной

в туалете )) у нас прекрасный офис с радио в туалете ))

так вот, там были рассуждения, как Ева ходит на родительские собрания к детям в школу (у Евы, оказывается, есть дети?).
и я сразу подумала о том, как я хожу на родительские собрания к детям в школу.

во-первых, я всегда опаздываю. не потому что я вообще опаздываю, я вообще терпеть не могу опаздывать, поэтому я хорошо бегаю. ))
нет, потому что собрания начинаются в 6 или 6:30 вечера, а я в городе оказываюсь только в 6:10 при хорошем раскладе, а чаще в 6:30. и от остановки бегу, на ходу раздеваясь и разматывая шарфы.
поздоровавшись с охранником, вспоминаю, к кому из дочек надо идти на собрание. вспомнить удается не сразу. раньше было удобно, потому что обе они учились в одном двадцать первом кабинете, одна с первой смены, вторая со второй. раньше как — главное в кабинет заскочить, сесть, а там уже по виду учительницы можно разобраться, чье собрание. потом мучительно и долго примерять имена Альбина Владимировна и Лилия Степановна к обозначившейся учительнице ))) имена я заучила еще в первый год обучения девчонок в этой школе, но забываю, кому конкретно они принадлежат ))
а теперь девчонки даже в разных крыльях школы учатся! так что вспоминать приходится еще перед охранником.

влетаю в кабинет, извиняюсь за опоздание (кстати, чаще всего я предупреждаю, что буду опаздывать)), протискиваюсь на первую парту и залажу в нее. сидеть на первой парте должна только я! потому что это мое место с первого класса. помнится, когда меня привели в первый класс в новую школу, моя будущая подруга тогда подумала — что делает эта девочка из садика у нас в классе? так и было до одиннадцатого класса )) мелкая и несерьезная )) первая парта — это мой формат!

залажу я в первую парту (а на первой всегда можно ненавязчиво выпендриться, что я просто обожаю делать), осматриваюсь. все родители сидят за партами боком. а я сижу гордо и прямо!

в общем-то дальше рассказывать особо нечего. потому что после того момента, как Аленку или Ирку похвалят за успехи, за поведение, скажут, как хорошо, замечательно и зашибись, но вот не любят руку поднимать (а кто любит на уроках вылазить вперед?), после этого мне становится занудно.
потому что начинается обсуждение насущных вопросов с присущими курицам вечными оправданиями, нерешительностью и кваканием.
сразу хочется спросить — сколько сдавать?
и не участвовать в этом — ой, а по сколько сдавать на подарки.. ой, а мы не знаем.. ой, а не будет ли это много?.. а не будет ли это мало?.. а вы как думаете?..

пока я сижу в углу своей первой парты и горюю о свежем воздухе на улице, тут же обязательно встает какая-нибудь мажорская мама в красном платье с поясом или мажорский папа в мятом от геленвагена костюме и говорят — да сдать по тысяче, будет нормально! и тут же слюнявят на своих чад.
все остальные нормальные советские родители начинают квакать, ибо они хотели сдать по 130 рублей, ну 140 максимум, а тут по тысяче, и ведь не откажешься, потому что как же это, типа чо они, жалеют денег на своих деней! и жаба давит, и как бы не упасть-то.
тогда Наташа, которая ни черта не боится, ни мажориков, ни геленвагенов, ни тем более попасть в глупое положение, подает свой решительный голос из своего угла — а не охренеют ли дети с таких подарков! 200 рублей и дело с концом!

и тут все счастливые обладатели маленьких кошельков облегченно вздыхают, потому что 200 рублей это тебе не тыща! это и не 130 рублей, но 200 рублей — это уже не так страшно, как ТЫЩА!
все выстраиваются гуськом в проходе сдавать деньги и записаться в колонку сдавших, а Наташа со своей первой парты довольно наблюдает, как она опять зачотно всех организовала, и вот вообще челядь стройными рядами сдает деньги и все довольны.

после сего акта мне совсем уже нечего делать на собрании, миссия моя исполнена, и я радостная несусь на улицу, сообщать детям, какие они крутые дети у меня ))