December 25th, 2011

Я выжила!

Стуча коленками, я вошла в отдельно стоящее трехэтажное здание из красного кирпича.

— здравствуйте, — пискнула я, увидев охранника, — где у вас тут регистратура?
— надевайте бахиллы, — кивнул он, — и проходите на второй этаж.

я исполнила указания, собрала свои котомки и поплелась на второй этаж.

на втором этаже все оказалось так, как я себе представляла и мечтала.
стены были морского зеленого цвета, везде висели картины природы, диванчики болотного цвета, большой телевизор, и, самое главное — шумный веселый персонал. ужасно ненавижу мертвую тишину в таких заведениях.

я подошла к регистратуре.
— доброе утро! — сказала приветливая девушка, — что вас беспокоит?
— зуб болит.. — промямлила я, — мне бы это.. не знаю.. лечить.. или там, осмотреть.. не знаю..
регистратор, привыкший общаться с неадекватами, сказала громким и внятным голосом — да, конечно, прошу вас, раздевайтесь вот здесь, проходите, присаживайтесь на любой удобный диванчик и немного подождите, вас пригласят.

я разделась, собрав последние остатки храбрости, прошла до диванчиков и села.
не могу сказать, что я так уж сильно боялась. я просто была в ужасе.
когда я шла сюда, я никак не могла отделаться от мысли, что иду на казнь. мысленно мне хотелось прощаться со всеми деревьями, светофором на Молодежной, с любимыми зданиями.
наверное, я слишком рано сюда шла, зуб болел всего три дня — можно и еще потерпеть.
— угу, а потом приползти сюда на карачках, — возразила я себе, — не помня себя от боли.
— ну ведь он уже меньше болит!! — организм не сдавался.
— и на новый год ты хочешь сидеть за столом, жрать оливье и думать только о зубе?
— не хочу! ... может, хотя бы до воскресенья потерпеть, а?.. — сделал последнюю попытку организм.
— нет! — мозг у меня жутко строгий. — пошли, зеленый загорелся.

— Наталья Петровна! — позвали меня.
— иду, — стараясь не думать ни о чем, ответила я и подошла к регистратуре.
там я заполнила анкету, вписав туда все, что вспомнила, и даже дописав несколько своих строк. руки дергались и ручка на пружинке постоянно выскакивала, убегая от меня.
— все будет хорошо, — уверенно сказала милая девушка, заметив мои старания. конечно, она сто раз видела подобное. — посидите немного, вас пригласят.

в осмотровом кабинете меня мягко окунули в заботливые руки медсестры и врача. мне даже показалось, что все вокруг очень теплое.
— двадцать первый — пломба! двадцать второй — пломба!, — выкрикивала врач, — тридцать восьмой — пародонтит, на удаление!
— фух, — подумала я, — вот и не надо принимать никаких решений самой.
мне опять сказали посидеть на диванчике, подождать.

передо мной был всего одна, такая же, как я, унылая девушка. как я потом узнала, у нее был точно такой же тридцать восьмой зуб мудрости, и мы с ней одиноко сидели на удаление.

ко мне, улыбаясь, подошла медсестра из осмотрового кабинета. — у вас там небольшой кариес на зубике, давайте запишем вас на следующую неделю на лечение?
я сказала ей честно — давайте вот я сейчас выживу, а потом подойду к вам и запишемся?..
она улыбнулась, все поняла и сказала — все будет хорошо.

когда с унылой девушкой закончили и она ушла, меня пригласили в кабинет. я перестала жамкать и мять свой рюкзак, встала и пошла за медсестрой.
— проходите, присаживайтесь на кресло! — крикнула мне врач из соседней комнатки, — что беспокоит?
я рассказала. что ночью не могла спать, утром меня отпустило, но я все равно пришла. мол, посмотрите, как я храбра и смела.
— правильно сделала, а иначе встала бы завтра, а утебя рот не закрывается, — сказала хирург, подходя ко мне, почему-то потирая руки.
— ыыы.. — только и смогла выдавить из себя я, подавляя острый приступ ипохондрии.

скажу сразу, врач была офигительная. только такие и должны работать хирургами.
это была такая тетенька, советского времени, с такой причудливой прической, что у меня глаза запутались смотреть на нее. с очками в белой оправе и сережками с голубыми висячими камушками. что-то в ней фаинораневское было. мне она очень понравилась сразу.
— ну что, рассказывай, как болит! — гаркнула она.
я рассказала.
— тааак! — сказала она, — открывай рот, не корчись!
— ма.. не.. кочушь! — трудно говорить с двумя чужими руками во рту.
— тааак, вижу тридцать восьмой на удаление! .. боже, какие красивые глаза, какие красивые глаза!.. и какие кривые зубы!!
видимо, я выпучила глаза, а они всегда у меня в такие моменты приобретают особенно красивые округлые очертания, обрамляясь по всему периметру лохматыми длинными ресницами.
— случай, прям как у той девушки, Диля, ты слышишь? — прокричала врач, обращаясь к медсестре в соседней комнате, — абсолютно такой же случай, тридцать восьмой, также наполовину втянут в щеку, такие же кривые отвратительные зубы!
— ыы.. ыыыы... ыы, — только и мычала я на каждое обвинение.
— не мычи! а ну замолчи!
— а-а.. — закивала я, мне все больше и больше нравилась эта тетенька. так и хотелось насовсем отдаться ей в руки.

когда мне сделали снимок, я спросила, можно ли мне сгонять до туалета. — конечно же, — разрешила мне добрая медсестра.
я посмотрела на свое лицо в отражении зеркала в туалете, оно ярко оливало белизной на фоне красной футболке. я специально надела самую веселую футболку из всех, что у меня были. чтобы хоть как-то.

я вернулась в коридор, и скоро меня опять пригласили. я зашла в кабинет и уселась в кресло.
— нормально? — спросила меня хирург.
— нормально, — ответила я.
меня обкололи анестезией и оставили ждать в кресле.
тем временем врач продолжала опрашивать меня из соседнего кабинета, видимо, записывая все это в карту.
— ты наверное учишься, студентка? молоденькая совсем.. — горланила она откуда-то издалека.
— хм, — хмыкнула я, улыбнулась и прошамкала — неа, я жаботаю!
не зря кудри отращивала, все говорят мне, что я выгляжу моложе. куда моложе-то?..
— ну артистка, вы посмотрите, Диля! — неопределенно пробасила врач.

когда она вернулась проверять зуб, я сказала ей — вы знаете, я хотела от вас в туалете закрыться, чтобы вы меня не нашли.
хирург заржала в полный голос — ну, блин, артииистка!
— но я вернулась, видите!
— вижу, — сказала она, — Диля, та девушка была заметно волевее, согласны со мной? заметно волевее. а эта — трусиха!
— да я когда рожала, даже не пискнула! — возмутилась я.
— а я так орала, так орала, весь роддом на уши подняла! чтобы я еще раз туда пошла, сказала я, выйдя отуда!
— вот видите, — сказала я, почувствовав хотя бы какое-то превосходство.
но с этого момента решила быть волевее, чем та унылая девушка. где это видано!

во время процесса врач на меня постоянно орала.
— ты готова?! — кричала она мне в лицо.
— ммм.. — говорила я, бешено кивая.
— Диля, держите ей голову, а то еще, чего доброго, дергаться будет!!
ужас мой достиг предела, я вцепилась в кресло и закостенела всем телом.
— да подними ты жопу повыше!!
мне все кресла всегда слишком большие, от больничных до парикмахерских.
— .. и агу! — сказала я, пытаясь залесть повыше, выпучивая глаза.
— а ну, голову опусти, да куда ж ты, чумная!!
— ы-ы.. — ныла я, не в силах ничем помочь врачу.
тут видимо, дело достигло своего апогея, хирург взялась за меня со всей силой и решимостью, я закрыла глаза и перестала дышать. когда я решила вдохнуть, я поняла, что не могу этого сделать! я открыла глаза и стала хрипеть, пытаясь вдохнуть хоть чуть-чуть воздуха.
— а ну не хрипи!! прекрати сейчас же! — заорала врач, занимаясь своим делом.
— дыши носом!! — закричала медсестра, поняв, в чем дело, и еще сильнее сжимая мою голову.
— ии-а-гууууу! — вращая глазами, пыталась сказать я.
когда воздух во мне совсем кончился и я собралась помирать, не могу же я быть не волевее, чем та унылая рыбодевушка, хирург вытащила из меня свои руки, победоносно потрясая зубом на клещах.
— ыыыыгых!! — воздух вошел в меня с хлопком.
— плюй, плюй, тебе говорят!!
я послушно плюнула.
— смотри, вот он, твой зуб!!
— не хочу смотреть, — сказала я и отвернулась для верности.
— посмотри на него, какой кривой и страшный!
— не хочу. я видела его сегодня утром в зеркале!
но все равно мне хотелось улыбаться.

— все хорошо, ты молодец, — сказала медсестра Диля и ласково похлопала меня по плечу.
— да она трусиха, Диля, такая трусиха! — продолжала вопить врач, но видно было, что случай был трудный, и она тоже рада, что все закончилось хорошо. — ты трусиха!! поняла меня? — крикнула она, наклонившись ко мне белыми очками.
— да, — ответила я и широко-широко улыбнулась. и она тоже улыбнулась мне в ответ.
— всё, иди отсюда! — сказала она напоследок, — я тебе направление к ортодонту дам! будешь выпрямлять свои кривые зубы, слышишь меня!
— шлышу, — говорю, — адно.
в такие моменты человек все что угодно может пообещать.
я собрала свои котомки, свитера и стала выходить.
— шпасибо, — сказала я невыносимо искренно, — шпасибо вам.
— иди отсюда уже, артистка! кофту свою не забудь!
но улыбнулась.

я вышла. подошла к регистратуре и говорю — я выжила.
она смеется. я говорю — дайте мне книгу отзывов, желаю отзыв написать.
написала: «Прекрасный хирург Наталья Ивановна! благодарю вас за то, что разговаривали со мной и не оставили меня в моей беде! :) трусиха Васильева Наташа».

вышла я оттуда в полной эйфории.
— я выжила! я выжила! — пульсировало в моей голове без одного мудрого зуба.

это же счастье!

p.s. вот такая выдалась у меня вчера суббота.
а в воскресенье они кстати не работают.