September 28th, 2011

Новые картинки

нарисовала пару новых паттернов бесконечных
вот кусочек



люблю я это дело ) высчитывать математически, где какой элемент должен быть.
и цветное люблю.

Спать

мне кажется, я могу спать где угодно и когда угодно.
однажды, помню, я заснула стоя в ванной, между раковиной и стеной с батареей. мы с Наташкой готовились к просмотру в училище, мы тогда сидели у нее днями и ночами, слушали Умку, рисовали гипсовые головы, человеческие кости, готические храмы, овощи, самовары.. кости я всегда больше всего уважала, очень мне анатомия нравилась, я единственная по ней девятку получила. то есть твердущую пятерку. даже однажды утащила домой настоящую костяную лопатку, не успевала на занятиях дорисовать. потом конечно вернула. в конце концов, на что мне чужая лопатка, у меня свои две есть.
и мы могли не спать сутками. иногда ночью мы по очереди дежурили. например я два часа спала, а она сидела бдила. пыталась не заснуть, чтобы меня потом разбудить и самой подремать. у Наташки была старшая сестра Ленка, она работала каким-то учителем, проверяла ночами тетради учеников. Наташка приходила к Ленке в комнату и спрашивала ее — ты сегодня бдишь? — бдю, отвечала Ленка. — тогда разбуди нас через час, просила Наташка, и это было счастье, потому что можно было покемарить вдвоем, а не по одиночке.
спали мы обычно прямо на полу, на подушках с дивана, на которых и сидели. если мы делали композицию, то мы спали среди выкрасок, гуаши, листочков, кисточек, бумажек, линеек и карандашей. если спали на живописи, то зарывались в недокрашенные холсты, тряпочки, испачканные в масле, тюбики с краской. на масле было спать сложнее, чем на рисунках — от запаха растворителя кружилась и раскалывалась голова. а масло пахнет вкусно, я до сих пор этот запах обожаю.
когда становилось совсем невыносимо сидеть и писать, или рисовать, или клеить, то мы шли пить чай на кухню. Наташка садилась на ящик с картошкой у холодильника, забиралась прямо с ногами, зарывалась в уголок. я садилась напротив. мы заваривали себе чай с душицей, откуда она ее постоянно брала — ума до сих пор не приложу. но это был настоящий чай с настоящей душицей. офигенно вкусный чай с офигенно вкусной душицей.
это Наташка научила меня есть правильный бутердброд с вареньем и маслом. нужно сначала накладывать на хлеб варенье, а потом сверху класть пластики замороженного масла. тогда варенье никогда не стечет с масла. а масло с варенья тоже никогда не упадет. мы ели черный дарницкий хлеб с вареньем из черной смородины, которое варила ее мама. я тогда научилась варить такое же варенье, это первое из двух варений, которые я люблю варить. второе — персиковое с косточками. сейчас в выходные я всегда покупаю себе дарницкий черный хлеб и ем его с вареньем и маслом. еще с тех пор.
иногда мы пели на кухне. тихими голосами тихие песни. почти всегда Умку или Наутилуса, и Аквариум конечно. иногда ДДТ, кочегарку, или Арефьеву. Умку кстати мои дети знали чуть не с рождения, я же им колыбельные пела.

и потому утром, когда надо было подниматься и идти в училище сдаваться, спать хотелось очень сильно. иногда ночью так и не удавалось прилечь. вот в такой день я и заснула между раковиной и стеной с батареей. я залезла в эту щель, чтобы почистить зубы. я их чистила-чистила, чистила-чистила, чистила и чистила, и от батареи было так тепло.. и потом проснулась от собственной попы, которая затекла стоять между раковиной и стеной с батареей. я встряхнулась и пошла прочь. в училище сдаваться.
сколько я засыпала в троллейбусах по дороге в училище и проезжала свою остановку — не счесть.
а потом откуда ни возьмись завелись в организме дети. и в доме они тоже повсюду завелись.
тут уж я спать совсем перестала.
потому сейчас я могу спать где угодно и когда угодно.

Вот вы думаете, что я делаю?

а я собираю из кусочков гов*нных слов слово «Курган».
и оно получится таким же гов*нным.



а я еще говорю, что я гов*о никогда не делаю ))
какая беспринципность!

p.s. написать в плане на следующий год — 1) нарисовать новую карту.