?

Log in

No account? Create an account

Ничего не понимаю

спасити-памагити.

я как-то пропустила момент, когда на шаттере поменялось меню загрузки, и теперь никак не могу понять, кнопка Submit-то почему не работает?
вроде все данные заполнены, кнопка активная, а нажимаешь — и ничего не происходит.
это глюк или чего, кто-нибудь знает?

и какого чорта постоянно ключевые слова сами по себе меняются?

Дорогая Карелия.

поехали мы в августе в Карелию, на даче жить, к родственникам Антона.
в сентябре мы потом тоже поехали, но это после )
дача оказалась волшебная ) как и вся Карелия, впрочем.

IMG_20170807_150310

приехали в ночи уже, пока то, пока се.

дальше )Collapse )

История в картинках

как Наташа борется с превратностями судьбы,
а именно с тем, что конфорки плиты то работают, то нет )

IMG_20171105_144108

p.s. хотя на самом деле картинка одна, и надо бы написать «история в картинке», но я не уверена, что так можно )

Ноябрь

редко такое удается наблюдать.
полный штиль ))

IMG_20171102_135516

вообще погода в городе очень даже мне нравится ) или тут лучше сказать «климат»?
как можно не радоваться тому, что в ноябре можно шастать по густой зеленой траве? хоть и поиненой немножко.

да.Collapse )

Про посудомойку

тут сейчас мыла посуду и размышляла. посудомойка у нас сломалась. я на нее, знаете, молилась, на эту посудомойку. очень Антону благодарна, что он тогда сказал ее купить.
сейчас встречаю периодически людей, которые говорят — пффф, ну и зачем она нужна, можно и руками помыть.
можно, кто спорит. но зачем? когда посудомойка может помыть.
знаете, я так думаю, что так говорят люди, которые не моют посуду каждый день за четырьмя взрослыми людьми. каждый день. болеешь, не болеешь, иди и мой три раковины. как минимум две. а это, между прочим, примерно час твоего времени каждый день. я не помню, но кто-то недавно говорил, что содержать корову — это непросто. это труд. выходной, праздник, болеешь ли ты, с похмелья, проспал — не существует этого, вставай и иди дои корову. это ладно, если пастух собирает по всей деревне коров, а то ведь бывает, что самому гнать надо. и так всю жизнь. я когда в деревне нашей была, никогда об этом не задумывалась.
тут, конечно, с коровой не сравнить, но зачем тратить время и силы, когда можно не тратить?
Антон может вспомнить, что и я когда-то против была, и будет прав, но я все же уточню — я говорила, что это для меня роскошь. потому что и правда роскошь была, я еле на стиральную машинку накопила. да и честно — не было в ней такой необходимости, мама помогала, дети с ней были, я на работе весь день, за собой помыть тарелку — долго ли? в выходной что-то приготовить и за собой помыть — тоже невелика тяжесть.
а как приехали сюда, стали сами по себе — я офигела. от количества посуды. вначале у меня просто все руки стали умирать, купили мне перчатки. стало легче, но через несколько месяцев это начинает настолько удручать, что начинаешь на всех лаять поневоле — куда кладешь, только вымыла?! гав-гав.
приобщай детей, скажут мне те люди, они же взрослые, пусть помогают. конечно, пусть помогают, но ведь это и их время, не так ли?
хорошее о посудомойке я слышала только однажды до знакомства с Антоном — от бывшей начальницы, девчонка примерно, как я, довольно жесткая в работе, но, как оказалось, весьма близкая мне по жизненным понятиям — она сама умудрилась себе купить квартиру, наверное, в ипотеку, потому что я знаю, что никто не помогал, сама ее обставила по своему вкусу и вот однажды сказала, что, конечно же, кидает посуду в посудомойку, вот еще самой мыть. и все такие в отделе закудахтали, мол, ты же одна живешь, чо там мыть-то?! они же за всей семьей моют и не умерли! она плечами пожала — а нафиг я буду этим заморачиваться?
я тогда тоже всякое немножко подумала, но вслух не стала говорить, да и слишком я уважала ее.. независимость что ли. хочется человеку не мыть, заработала сама — пусть не моет, фигали.
но на себя никак эту посудомойку примерить не могла. а вот теперь это не роскошь никакая, а очень даже необходимая вещь.
не считаем же мы теперь стиральную машинку роскошью? я помню в детстве эти мамины стирки по средам. все эти центрифуги, в которые надо еще белье особым образом уложить, чтобы они заработали. а мальчишки еще хоккеем занимались, стирки же капец было.
да я сама стирала в машинке «Малютка». знаете такую? там никаких отжимов вообще нет, она тарахтит, тарахтит и выдает тебе, например, два пододеяльника, которые ты потом выжимаешь в ванне. когда у меня руки в кровь (и это не образное выражение) стали стираться, я загрустила очень даже.

а больше всего поражает, с каким остервенением эти люди отстаивают свое мнение, что посудомойка не нужна, как будто она какое-то зло. как будто, чтобы заиметь дома посудомойку, надо, я не знаю, собаку на улицу выкинуть. убить кого-то. единственное отрицательное в ней — то, что ее надо купить. и все.

Травы

внезапно понарисовала акварелей.
подаренная коробочка меня аж с Нового года ждала.

watercolor-flowering-herbs-01

главноеCollapse )

Метки:

Осень по-питерски

и по-наташински )

IMG_20171025_162627

ещеCollapse )

Эхехе, забавно

смотрели сейчас с детьми «Спокойной ночи, малыши!» впервые за миллиард лет, решила вспомнить-прочитать, как ведущую зовут, нашла смешноэ )

Писатель Николай Носов в эссе «О детских игрушечках, глупых шуточках, удобствах для взрослых и пр.», вошедшем в цикл «Иронические юморески» отмечал:

«Хотелось бы, например, узнать, кто это придумал устроить для детей телевизионную передачу «Спокойной ночи, малыши!»? Да помилосердствуйте, добрые тети! Какая уж там спокойная ночь, если на сон грядущий телевизор смотреть! Один мой знакомый малыш приходит в страшное возбуждение, как только услышит уже ставшую привычной музыку, предваряющую эту передачу. (…)
Я не хочу сказать ничего плохого о содержании этих телепередач. Они вполне безобидны на первый взгляд, да ведь смотрят их пятилетние дети, и даже четырёхлетние, и трёхлетние, даже двухлетние. А в этом возрасте малыши — страшно серьёзный народ, для которого приключения заблудившегося в лесу полевого мышонка — истинная трагедия, потому что иных трагедий он пока и не знает вовсе. Нет, никаким ребятишкам я бы не советовал на ночь эти передачи смотреть. Ни с какими педагогическими и врачебными рекомендациями это несообразно. Ведь не то что детишкам, даже взрослым не рекомендуется на ночь читать. Так то читать, понимаете ли, чи-та-ать! Чтение всё же не так будоражит воображение. А тут изволь на ночь глядя телевизор смотреть.
Короче говоря, есть предложение. Ничего не меняя в этих передачах, называть их не «Спокойной ночи, малыши», а «Добрый вечер, малыши» и показывать их хотя бы часа за два, за три до того, как ребятишкам идти в постель. Думается, что сотрудники телевидения последуют этому доброму совету, так как люди они вполне благоразумные, способные внимать голосу рассудка и ни в каких крутых мерах воздействия не нуждающиеся».

Вчера

вчера вечером пошла за кормом кошкам и за таблетками себе.
а у меня когда обострение, приходится есть всякое каждый час, типа каши или бульона, потому ходишь, как привидение, — постоянно в полуголоде, болях и недомогании.
я целый день решалась пойти, боялась, что свалюсь где-нибудь.
к вечеру уже точно надо было идти, да и без таблеток тяжко.
собралась, взяла печенье, воды в рюкзак, пошла.
корм сразу купила, пошла в аптеку. а там таблеток нет. я не слишком надеялась, потому что они там то бывают в маленькой пачке, то вообще нет. но хотелось все-таки хотя бы уже в какой-нибудь пачке.
зашла наудачу еще в одну рядом, в которую мы никогда не ходим, — там тоже нет.
скрепилась, думаю, надо идти в дальнюю. уже начинает снова хотеться есть. а когда мне хочется есть, у меня не просто все внутри болит, а еще и головокружения всякие вплоть до возможности потери сознания. каждый час такое состояние — это ужас, да.
сходила, там нет. ладно, думаю, остался только один вариант — та, что круглосуточная, но там в последнее время часто вообще мало лекарств. в остальные только на автобусе.
съела печенье, водой запилась, пошла. конечно, там тоже не оказалось.
и то ли углеводы впитались, то ли просто от воздуха мне вдруг захорошело. шаг ускорился, страх стал отступать. ну, типа, упаду так упаду, лишь бы около фонарей, чтобы на виду.
вообще заметила, что как только несколько дней дома сижу, вообще не выхожу — киснуть начинаю. мало того, что не шевелишься, да и просто воздуха, наверное, не хватает. всякие мысли начинают путаться в голове, страшно становится, прям на самом деле плесенью какой-то покрываешься.
ну, а тут расшевелилась, хотя по-прежнему штормит.
иду домой, злюсь на аборигенов, которые всю узкую тропинку занимают, воспряла.
к подъезду подхожу, вспоминаю, что когда вниз съезжала, один из лифтов гремел, как будто его чинят. а второй не приехал, так что я пешком вниз спускалась. я тогда на заметку себе взяла, что, наверное, лучше пешком подняться надо будет. боюсь в лифте застрять. (я лет до двадцати вообще не ездила на лифтах, ни на каких, панически боялась застрять или упасть с кабиной. потом мама какое-то время лифтером подрабатывала, сказала, что лифт не может упасть, там специальные ловушки выдвигаются. стало меньше страшно, но все равно я каждый раз думаю об этом, когда в лифты захожу).
подъезд все ближе и ближе, а я так и не могу решить, что лучше — в лифте без еды застрять или пойти пешком, и к двенадцатому этажу свалиться от упадка сил. в обычном состоянии я могу подняться, у меня обычно даже дыхание не сбивается, а тут вся обессилела.
пока я тащилась, как черепаха, последние шаги, зашла тетька в подъезд, потащилась за ней. от подобного чужеродного компаньона в застрявшем лифте мало толку, тем более, когда тебе от голода плохеет — чем он поможет? только запаниковать может.
короче, зашла еще одна тетька, поехали мы. одна на пятый, вторая на восьмой, я выше.
до пятого успокаивала себя тем, что могу хотя бы пять этажей проехать, выскочить панически и пойти на лестницу — все меньше идти. доехала, сдержалась. на восьмом с тетькой попрощалась мысленно, поехала дальше одна. когда вышла на своем — мне даже показалось, что освещение ярче, чем было, так меня переклинило. но обрадовалась, конечно. чуть не померла в этом лифте от страха, честное слово.
пришла домой и с порога детям говорю — что делать с человеком, который сознание потерял? ну?
они такие испугались — а кто потерял? а где? прямо перед тобой?!
закудахтали, конечно. я говорю — не, никто не упал. пока что. УАХАХА!
говорю — я могу упасть, например, от голода может плохо стать. что будете делать?
Ира подтянула шорты и говорит — ну, вначале я тебя перетащу на кровать..
я представила, как меня будут волочить по квартире, оббивая косяки и втискивая в повороты, и решила сразу сказать «нет» такому варианту. нет, говорю, во-первых, ты меня не поднимешь и не утащишь. во-вторых, это совершенно необязательно.
а нужно положить человека на спину, повернуть ему голову вот так (показала и вытащила безвольно язык для наглядности, гг), приподнять немного ноги, хватит вон той коробки. ну, и можно смочить лицо и волосы водой.
про волосы я уже сама от себя добавила, потому что знаю, что мне так легче становится.
можно, говорю, по щекам пошлепать, вот так.
про щеки я точно не знаю, нужно ли сразу или когда не очухивается долго. помню, что почти всегда мама или папа шлепали аккуратно, но решительно.
а в другие разы, наверное, быстро в себя приходила.
потом мы еще немного потрещали, что люди по-разному падают, в гипогликемический обморок падают медленно, даже поймать можно человека, если вовремя сообразить.
вот такой ликбез. никогда не помешает.
а таблетки я так и не купила. зато кошкам еда была. и мне потом )